Support your local team

27.11.2016 18:04, Спорт

Этот тезис из английского футбольного лексикона. Дословно переводится как «поддерживай команду из своего региона». В Великобритании футбол – это, как известно, часть культуры, англичане – родоначальники вида спорта №1, а английская Премьер-лига на сегодня один из самых привлекательных спортивных телевизионных продуктов во всём мире.

По той причине, что в Англии полно звёзд футбола мирового класса, местным болельщикам не приходится разрываться на два клуба. В Беларуси, скажем, одновременно болеют за «Манчестер Юнайтед» и ФК «Сморгонь». Или за «Днепр» и «Реал-Мадрид». Причём европейского гранда поддерживают отчаянно, а свой клуб следует как бы в нагрузку.

Футбольный клуб «Витебск» в начале сезона сделал ставку на своих воспитанников. Причин здесь несколько. В таких случаях команду называют «ребята с нашего двора», английский аналог «support your local team».

Сезон у команды не завершён, но уже точно получится одним из самых лучших за последнее десятилетие. Защитник «Витебска» Артём Скитов, выросший в микрорайоне Юг-7, рассказывает о том, что не может представить себя в футболке другого клуба, верит, что «Витебск» завоюет-таки трофей, а также не обходит стороной вопросы посещаемости, форумов, отношения болельщиков, инфраструктуры и футбольного патриотизма.

- Первое, о чём хочется спросить, - ты своей карьерой футболиста доволен?

- Всегда, конечно, хочется большего. Мой случай – это ещё не самый худший вариант к 25 годам. Я много пропустил из-за травмы, а команда долго находилась в первой лиге. На данный момент – имею то, что имею, и очень этому рад.

- Твоя фамилия на слуху с конца нулевых. Почему к основе ты подбирался довольно долго.

- Долго, но при этом не могу сказать, что мне как-то тяжело всё давалось. Из дубля «Витебска» меня вместе с Игорем Холодковым, Андреем Щербаковым и Андреем Лебедевым вытянул Александр Хацкевич и подтянул к работе с основным составом. У команды тогда как раз были финансовые трудности и многие футболисты и легионеры уходили. Это всё совпало с межкруговой паузой, и нам удалось провести мини-сбор с основным составом. Через тур мы играли с солигорским «Шахтёром». И я уже попал в заявку. Дальше всё пошло по накатанной, я пытался зацепиться за свой шанс, но потом ушёл Хацкевич и пришёл Юрий Коноплёв. Сначала он нас отправил обратно в дубль, но вскоре, во время зимних сборов, вновь привлёк к работе с главной командой.

- Почему же так Коноплёв поступил на первых порах?

- В клуб стали приезжать новые футболисты, потому что в тот момент необходим был результат. И молодым футболистам Юрий Васильевич много времени уделять не мог. Он делал ставку на более опытных игроков, и, кстати, не прогадал. И мы тогда смогли нормально закончить сезон, который начинали ещё с Хацкевичем. А зимой, начиная с нуля, подбирал команду и подводил воспитанников местной СДЮШОР.

-  Ты упомянул о финансовых трудностях конца нулевых. Так заканчивалась недолгая история, когда командой руководил Андрей Чернышёв и в «Витебске» играли серьёзные легионеры?

- Мне было на тот момент 18 лет, и во все нюансы не вникал. Понимал лишь то, что те условия, которые были при Чернышёве, стали намного скромнее, а легионеры резко покинули «Витебск».

- Ты играл тогда в дубле?

- Более того, тогда я был глубоко в дубле.

- Но основу видел в деле на тренировках?

- Основа тогда даже выезжала на сборы в Турцию, в Кисловодск. А матчи я смотрел с трибун ЦСК.

- Сейчас о Турции и Кисловодске можно только мечтать?

- И очень давно. Сейчас даже не верится, что были такие времена. Но хорошо, что хотя бы их вообще застал. Об этом можно забыть, не вспоминать и не заикаться. Такие условия, в том числе заграничные выезды, могут в Беларуси, я думаю, позволить себе три команды. Понятно, кого я имею в виду (БАТЭ, солигорский «Шахтёр» и минское «Динамо» - прим.). Остальные – только в Беларуси, либо выехать куда-то поблизости.

- В таком случае скажи, какой путь лучше – наполнить команду финансово, пригласив на такие условия хороших легионеров, либо давать шанс молодым воспитанникам местного футбола?

- Вопрос с подвохом. Финансово загрузить… Понятно, что в таком случае в «Витебск» приедут мастеровитые игроки. И будут на голову сильнее всех нас. Но неизвестно, как они себя поведут в той или иной ситуации. Например, если клуб, не дай бог, не будет давать результат. Тогда им скажут: «Ребят, извините, мы урезаем вам зарплату». И что они ответят? То, что не будут играть, и всё. А когда местные футболисты играют, то у тебя даже нет такого в голове, что ты можешь не выйти на поле. Ты играешь и знаешь, что у тебя матч, и неважно, заплатили тебе или нет. У тебя очередной матч, к которому ты готовишься. К финансовому вопросу можно вернуться только тогда, когда начнётся отпуск. А во время сезона я играю так, как настроен. Пусть даже 5000 долларов предложат. А в той ситуации, которая сейчас сложилась в стране, путь, при котором за команду играют местные воспитанники, верный. Для «Витебска», по крайней мере. А финансы — это палка о двух концах.

- Получается, в нашей стране ситуация, при которой в клуб вдруг вливают финансовые средства, не приживается. «Витебск»-2007, «Белшина»-2016. В чём проблема? Может быть, не хватает сильных менеджеров?

- Может быть. Но мне кажется, что приглашать сильных легионеров, в том числе в «Витебск», нужно под определённые условия. Прежде всего — тренировочные. Поля, база... Хороший легионер однажды приехал в «Шахтёр». Левый защитник Кобин из донецкого «Шахтёра». Он очень хороший игрок! Но когда я читал его интервью (а «Шахтёр» - у них ведь хорошая база, финансовые условия), то понимал, что он оказался в шоке. Он много просто не понимал. У него ведь планка легионера достаточно высокая.

- Может поэтому, мне показалось, что он и затерялся в Беларуси, играл достаточно посредственно.

- Грубо говоря, да. Мне не удалось сыграть против него, поэтому не могу сказать больше.

А если вспомнить «Белшину», то я не знаю, в чём там главные проблемы. Но если приглашать сильных легионеров, то должны быть созданы хорошие условия.

Что касается условий…Вот, например, по белорусским меркам Андрей Чухлей, который играл у нас в прошлом сезоне. Я более классного хавбека не видел. Он тебя так задёргает! А сейчас он где? В Литве. И почему её выбрал?

- В Литве, вероятно, могут предложить неплохие условия.

- Вот видите, до чего мы докатились, - в Литве сейчас условия лучше. Даже финансовые. Как так получилось – не знаю. Скажи это лет пять назад, никто бы не поверил.

- Мы с тобой говорим о футбольном Витебске, но давай поговорим просто о Витебске. Ты вырос в каком районе?

- На Югах, Юг-7, улица Чкалова. Сначала в общежитии жили с родителями, там же на Югах, а потом родители получили квартиру. Я коренной житель этого района. В СДЮШОР тоже занимался рядом, на улице Черняховского.

- То есть ты как раз из первого поколения, которое выросло на Югах?

- Да, потому что въезжали в новую квартиру. Школа рядом, выходил за десять минут, и успевал. Тут же школа батута, в которой занимается Олимпийский чемпион Владислав Гончаров. А я вместе с его девушкой Анной Горченок учился.

- С 1-го по 11-ый?

- Да, на одной параллели, но в разных классах, поэтому редко где пересекались. И уже тогда у неё в спорте были очень хорошие успехи. Специально не следил за этим, но у нас постоянно говорили о ней. Когда она выступала на Олимпиаде, я персонально переживал за неё. Ну, и за её молодого человека Владислава Гончарова, конечно.

- Гордился тем, что именно витебские батутисты так здорово выступают на Олимпиаде?

- Я всегда знал, что у нас очень сильная школа батута. Но до Олимпиады в Рио ей не хватало золотой олимпийской медали, чему я удивлялся. И Влад Гончаров добился наивысшего результата – молодец! Приятно, что именно в Витебске вырастают такие ребята. Но для себя в детстве я сам решил, что пойду куда угодно, на футбол, но только не на батут : )

- Известные витебские футболисты Денис Ковба, Сергей Корниленко и Виталий Родионов росли, скажем так, на стыке 1980-90-ых. И стали очень известными футболистами. Как считаешь, такое переломное время в истории нашей страны могло на это повлиять?

- В то время, когда они росли, в большой футбол было сложнее пробиться, чем сейчас. Я даже несколько удивлён тому, что у них получилось. Сейчас не то что бы проще, но у юных футболистов есть больше возможностей. Корниленко тренировался у нас на СДЮШОР, и про него всегда говорили, что он очень настырный. Но раз так получилось, значит, молодцы. А повлияло ли то время, я не могу сказать.

- Может быть, когда в футболе условия тяжелее, тогда таланты лучше пробиваются?

- Я не могу сказать, что сейчас кто-то относится безразлично к футболу и не хочет никуда пробиться. Даже в «Витебске» все выкладываются и стараются. А говорить о том, что тогда время было сложным… В принципе, когда и моё поколение было маленьким, время было не ахти. Мне кажется, свою роль сыграл профессионализм к своему делу. Может быть, везение. Их заметили и не прогадали.

- Ты говоришь, что в команде выкладываются все. Но у меня перед матчами складывается впечатление, что некоторые ребята разминаются более интенсивно, в том числе и ты. Почему этого не делают все? Ведь известно, чем больше работаешь – тем лучше результат.

- Это, конечно, зависит от каждого. Вот мне это просто необходимо. Хочу завести организм, чтобы он работал исправно ближайшие два часа. У нас есть Тёма Соловей — он не разминается. Пришёл, посидел, переоделся. Понятно, что на перед матчем разминается, но не более. А ведь с другой стороны – он лучший бомбардир нашей команды, и ему нечего предъявить. Каждый свой организм чувствует сам: кому-то это надо, а кому-то нет. Я из первых.

- Артём Соловей – это, если позволишь, единичный пример. Согласись, что есть те, кому бы не помешало разминаться.

- Такие экземпляры тоже есть, конечно. Но это их дело. Ты можешь им сказать: «Да пошли, что ты тут сидишь и греешь попу, пошли разминаться, давай». Они – «давай, давай» - выйдут на разминку, чуть-чуть поработают, и под шумок уходят. Что касается ветеранов, например, Андрея Баранка, то он красавец. Ему уже и не надо особо разминаться. Хотя Андрею около 37 лет, но он в хорошей форме.

- Но есть же образец для всех футболистов – это Криштиану Роналду. Он фанат физухи. И пример того, насколько может человек много работать, и чего добиваться. Но перед матчем только единицы пытаются что-то сделать, наработать чего-то большего.

- Вообще, я могу сказать, что у нас многие ребята активно разминаются перед матчами. А Роналду и Месси – это ребята с другой планеты. Посмотрите на Роналду просто без майки — это не футболист, а атлет.

- Как считаешь, в чём тебе нужно прибавить, чтобы главный тренер сборной Беларуси Александр Хацкевич обратил на тебя внимание?

- Стоит ли тут вообще разговор открывать в таком ракурсе? В принципе, у меня нет каких-то достижений, чтобы поступил вызов в сборную. Команда идёт в середине турнирной таблицы чемпионата Беларуси. А Александр Николаевич всегда говорит, что наш чемпионат ниже среднего или средний. И чтобы он лишь заметил — нужно играть хотя бы в первой тройке команд. А из «Витебска»… Не знаю, тут должны сойтись все звёзды. Да и мне ещё прибавлять и прибавлять. Конечно, хотелось бы добавить в точности передач с фланга. До Игоря Стасевича расти ещё долго, но мне хотя бы тренироваться на таких же полях, как он.

- У вас же несколько разные позиции.

- Разные, но я часто оказываюсь в тех зонах, где могу подавать. В общем, мне много в чём стоит прибавить.

- Ты говоришь, что не хватает достижений для вызова в сборную. Я могу поспорить. Достижения на клубном уровне – понятие относительное. Пример – Клопоцкий из жодинского «Торпедо-БелАЗ», хотя соглашусь, что его клуб играл в еврокубках, и сам Клопоцкий забил замечательный гол.

- Допустим, что игрок в сборной травмируется, и нужно найти на замену игрока максимально быстро. И ближайшее, что есть — Минск, Жодино… Это как я понимаю такую ситуацию. «Витебск», кстати, любимая команда Клопоцкого — он нам трижды забил. А Хацкевич любит таких мощных и цепких игроков. А чтобы быстро подменить травмированного, вызывает того, кто рядом.

- То есть нужно переезжать в столицу, чтобы попасть на карандаш главного тренера?

- Не могу так сказать. Но замечу, что все те, кто в сборной, - это лучшее, что есть в нашем футболе. У нас просто нет сильнее футболистов.

- Такой парадокс. Ковба, Корниленко и Родионов вызывались не из витебского клуба в сборную, а уже из други командх. А те ребята, которых вызывали в сборную именно из нашей команды, играли в уже далёкие 1990-е. Мне кажется, что в последние годы в любом клубе Беларуси появлялись футболисты-сборники — Брест, Гродно… Тот же Павел Савицкий, который забил гол за сборную. Почему из Витебска не зовут?

- Последним, кажется, был Павел Ситко. Феерил тогда на левой бровке «Витебска». Вообще, мне тяжело ответить на этот вопрос. Возьмём пример Павла Савицкого. Он у всех на виду, поиграл в «Ягеллонии». И даже в тот момент, когда я выступал в молодёжной сборной, он был уже в ней, а ведь он 1994 года рождения. А играл за сборную 1991-го. Но у Савицкого высокий уровень мастерства, он уже личность. «На карандаше», как говорят. А то, что он в Гродно, это просто пока обстоятельства. В «Витебске» тех, кто «на карандаше», нет. Но, может, всё когда-то изменится.

- То, что в нашей команде, витебских ребят около 50 процентов — это плохо или хорошо?

- Это хорошо, я считаю. Коллектив более сплочённый. Можно пошутить лишний раз. Те, кто из Витебска, будут играть и биться за город и за клуб. Я даже не могу представить, что такое играть за другой клуб. Допустим, ты проиграл. И как после этого выйти в город? Мне это делать сложно, например. Мне даже стыдно, если проигрываем.

- Но есть примеры твоих коллег по цеху. Например, российские футболисты Павел Мамаев и Александра Кокорин, который отдохнули в Монако после ужасного выступления сборной на Евро-2016. Твоё отношение к такому.

- Может быть, они избалованы финансами. И смотрят на всё свысока. Поэтому складывается такая ситуация. Я не мог представить, чтобы такое случилось в Витебске.

- Ты однажды сказал такую фразу, что хочешь именно с «Витебском» выиграть какой-то трофей. Эта фраза, конечно, трогает тех, кому Витебск небезразличен. Но не вгоняет в депрессию то, что успехи «Витебска» зависят не только от тебя?

- Да, я понимаю, что наёмный рабочий. Но мне хотелось бы, что бы болельщикам было во что верить, в том, что мы что-то можем. Правда, сейчас топчемся на одном месте. Хорошо, что в этом году идём в середине турнирной таблицы. А так что у нас обычно? Или за выживание боремся, или за что-то ещё. Может быть, именно поэтому люди чуть перестали ходить на стадион. Где-то хорошо сыграли, где-то плохо. Барахтаемся…

- А почему барахтаемся?

- Не могу сказать. Нет однозначного ответа. Тренируемся без наплевательского отношения. Значит, наши соперники тренируются лучше. Я не знаю... Понятно, что многое зависит от финансов. Но почему «Нафтан» дважды выигрывал Кубки Беларуси, а «Витебск», команда областного центра, ни разу? В далёкие годы – да, но не сейчас. Меня даже это коробит. Даже Гродно и Гомель играли в финале Кубка. И меня задевает, что нас там не было. А ведь Кубок – это турнир одной игры. Ты можешь настроиться, выиграть и идти дальше. А если ещё повезло со жребием, то вообще замечательно.

- Мы говорим, что в сравнении с прошлым сезоном, а тем более в сравнении с этапом в первой лиге, «Витебск» стал лучше. Но говорим о рисунке игры. Но в чём «Витебску» можно прибавить, если опустить в разговоре игру и тактику?

- Мне до сих пор непонятно, как так получается… Манежи строят в Гродно, и, если не ошибаюсь, в Бресте. А мы – северная часть страны, у нас вот-вот снег пойдёт. Но у нас не планируется даже строить манеж. Да, собираются, но пока так. Кроме того, у нас не хватает тренировочных полей. Недавно открыли поле с искусственным покрытием – это большой плюс. А натурального как такового у нас нет. А очень хотелось бы.

- Хотел, что бы все трибуны ЦСК заполнялись девушками, на которых футболки клуба с фамилиями на спине Раджабова, Гущенко и Скитова? : )

- Ну, с фамилиями Раджабова и Гущенко пусть ходят, а меня жена начнёт ревновать : )

- Но это говорило бы о реально популярности клуба. Например, в Германии, я видел, во время чемпионата мира-2014 в фан-зоне небольшого городка яблоку негде было упасть. И все девушки, и парни в футболках с фамилиями своих кумиров. Причём свежих. Не Баллак и не Бирхоф, а Мюллер и Хуммельс. Мне кажется, это вершина футбола.

- Да, это вершина футбола. Но могу сказать следующее. Мне однажды один парень написал в соцсетях с вопросом: «Где можно найти форму клуба с фамилией футболиста?». Я пообещал уточнить. Но администратор мне сказал, что футболки с фамилией игрока нашего клуба не продаются. И заказать их никак нельзя.

- Очень жаль.

- Причём болельщик готов купить. А нас есть игровой комплект нашей формы, и всё. В этом плане мы отстаём. И, может быть, если б футболки продавались, то почему не купить? Но за адекватную сумму.

- 90 евро, как у «Барселоны»?

- Ну, куда там. Все посмеются из-за такой цены. У нас в стране зарплаты могут быть ниже. Но если бы по доступной цене такие футболки продавались, то в них ходили бы на футбол. В конце сезона мы, кстати, футболки бросаем болельщикам на трибуны.

- Давай поговорим о болельщиках. Периодически всплывают разговоры о том, что «Витебск» накручивает цифры посещаемости или, скажем так, приглашает ребят из школ. Какое твоё отношение к этому?

- Такое есть. И правильно, что задали такой вопрос. Я иногда встречаю своих школьных учителей и они мне говорят: «Вот нам сказали идти на стадион…». Они, если откровенно, этим не очень довольны. По моему мнению, людей заставлять нельзя. Если кто-то хочет – придёт сам. А кому не интересно – после перерыва на стадионе его уже нет. А в холод смотреть футбол вообще тяжело. Тем более нехотя.

- То есть ты обращал внимание, что, когда вы уходите под трибуны на перерыв, люди покидают стадион?

- Конечно, обращал. И обычно это дети. Я могу сказать, что на БАТЭ люди придут. И никто никого нагонять не будет.

- Ты ведь знаешь такое понятие как глоры? Придут на БАТЭ глоры? И такое явление хорошо или плохо?

- Пусть даже ты из «Витебска», никто тебя не обязывает болеть за родную команду. Кому-то нравится БАТЭ, кому-то - «Шахтёр». А кому-то - «Динамо». Это право каждого, и их выбор я не осуждаю.

- Но было бы круче, если б они пришли на форварда БАТЭ Виталия Родионова, который вырос в Витебске.

- Может, болельщики на него и пойдут.

- Ты слышишь, что тебе кричат с трибун, читаешь ли целенаправленно форумы после матча?

- Когда идёт игра – не слышно ничего. Никто из футболистов «Витебска», я уверен, ничего не слышит.

- Даже знаменитого фана Славика?

- Ну, его слышу, правда, только: «Аааа… «Витебск» вперёд!». И всё. 

- Но даже он порой вас жёстко пылесосит…

- К этому я отношусь спокойно. Что касается соцсетей, то когда был чуть младше, то постоянно заходил. Сейчас – вообще никогда. Почему? Не люблю резких перемен настроения. Когда выиграем – сильно хвалят («Вообще, молодцы…»). Хотя бывают игры, когда мы победили, но играли не очень, но при этом все хвалят. Бывает, проиграл, но достойно. И начинается… Но я же не буду спорить с этими людьми. Это их мнение. А тем более то, как я отношусь к поражениям, в сумме с этими комментариями… Сойду с ума. Я даже не подписан на официальную группу «Витебска».

- Болельщики у нас любят ругать футболистов, сильно ругать, но и футболисты говорят, что культуры боления у нас нет. Разреши этот вечный спор. Кто прав? Кто виноват? Что делать?

- Культура… Мне, в принципе, сравнивать не с чем. Я не был на футболе в других странах, но вижу по телевизору, как там зажигают на секторах, поддерживают своих, кричат… Хотелось бы, чтобы так было у нас. А разрешить спор… Каждый имеет своё мнение. Но раз болельщик пришёл, заплатил за билет, посмотрел на нашу игру, то высказаться имеет право.

Автор текста: Андрей Козлов
Фотографии: Юрий Бурякин, Евгения Почепко, Ксении Деревяго

27.11.2016 18:04, Спорт

 







Прастора в Витебске

Гурт waria прэзентуе новы трэк

Кінафестываль “Паўночнае ззянне”