Ковалёв-Витебский

25.08.2014 17:38, Спорт

На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити в 2002 году  выступление сборной Беларуси по хоккею стало сенсацией. Наши обыграли шведов и вышли в полуфинал турнира. На сегодняшний день этот результат считается наивысшим и самым грандиозным в истории отечественного хоккея. Легендарной стала шайба Владимира Копатя, когда шведский вратарь по фамилии Сало пытался отбить бросок нашего защитника шлемом. Но не сумел. Беларусь победила со счётом 4:3. Автором одной из шайб в ворота скандинавам стал уроженец Витебска Андрей Ковалёв, один из самых знаменитых и успешных белорусских хоккеистов. В своём рассказе о детстве во дворах на проспекте Черняховского он удивил историей о том, как долгое время мечтал взять двойную фамилию Ковалёв-Витебский. Тогда не решился, а сейчас жалеет.

Андрей Робертович Ковалёв родился 2 апреля 1966 года в Витебске. В 1990 выбран на драфте НХЛ клубом «Вашингтон Кэпиталз» (США) под 114 номером. Выступал за команды: «Динамо-Минск», «Динамо-Москва», «Нью-Хэйвен» (США, АХЛ), «Мускегон Фьюри» (США, CoHL), «Роаноук Уоллей» (США, ECHL), «Гринсборо Монархс» (США, ECHL), «Битигхайм Стилерз» (Германия), «Швенинген» (Германия), «Давос» (Швейцария), СК «Берн» (Швейцария), «Крефельд Пингвин» (Германия), «Реверловен Оберхаузен» (Германия), «Хеирблонер Фалкер» (Германия), «Юность-Минск». Чемпион спартакиады народов СССР (1982). Чемпион СССР (1991). Победитель турнира «Приз Известий» (1990). Чемпион игр Доброй воли (1990). Обладатель Континентального кубка (2007). Лучший снайпер чемпионата Германии (1994/95). За национальную сборную Беларуси провёл 89 матчей, набрал 63 (33+30) баллов. За сборную СССР сыграл 35 игр, забросил 13 шайб. С 2008 по 2009 год тренировал ХК «Витебск».

 Во сколько лет вы уехали из Витебска? Как это происходило? И куда конкретно вы уезжали?

 Если не ошибаюсь, то это был 1980 год. Хотя нет. Это был март 1981 года. Мне на тот момент было лет 13‒14. Команда «Динамо» 1966 г.р. тогда готовилась на базе «Юности» к первенству Союза центральных ведомств. Туда входили ЦСКА (Москва), СКА (Санкт-Петербург), «Динамо» (Москва).  В собранную команду «Динамо» входил, например, я, представлявший Витебск, кто-то из «Динамо-Москва», из рижского «Динамо», из других клубов.

 Получается, что именно в марте 1981 года вы уехали из Витебска навсегда?

— Да.

 Но на тот момент вы этого не знали?

— Скорее, знал, чем нет. На 90 процентов, и даже больше.

 Исключительно с хоккеем тогда хотели связать жизнь?

— Нет. Тренер говорил, что смогу в Минске в институт поступить. Квартиру дадут. Да спроси любого в 13‒14 лет об этом – никто не ответит. Не думал так глобально. Просто тренировались, наслаждались этим, пусть и тяжеловато было. Это уже когда армия на носу, то начинаешь думать. И хоккей становится профессией, голова переключается.

 Где вы в Минске жили?

— Сначала поселили в семью где-то на месяц. Уже после в динамовское общежитие. Там все иногородние хоккеисты «Динамо-Минск» жили.

 Вы уехали в очень юном возрасте, и поначалу, вероятно, домой тянуло?

— В Минске я наслаждался свободой. Вроде был юный, но уже самостоятельный. Но на выходные садился на поезд и ездил постоянно в Витебск, даже когда в московском «Динамо» играл первый год. До 16‒17 лет точно мотался.

 Витебск 70-х помните хорошо? Каким он для вас был?

— В детстве каждые выходные с отцом ездили на базар за мясом. На Полоцкий или Смоленский рынки. Выходные обычно проводил у бабушки на улице Суворова. Всё лето на Двине, до которой было близко, ловил рыбу. Во дворе в футбол, зимой в хоккей. Дома, в общем, не бывал.

  — Вы выросли на Черняховского, и легенды о квадрате из четырёх домов в городе ходят до сих пор. Как вы проводили время в этом самом месте?

— Многие из ребят занимались спортом: борьба, хоккей, футбол. Вместе со школой (СШ №33) даже первенство города по футболу выигрывали. В настольный теннис постоянно играли. Там, за «квадратом», кстати, был дом глухонемых, и когда мы играли, шумели, жалоб не было. Старшие свет провели, поэтому играли до утра. А в 6 часов уже ходили купаться на Двину.

 Кто входил в вашу компанию? И кто кем стал?

— Есть те, кого уже нет… На Черняховского до сих пор живёт близкий друг, и во время моей хоккейной карьеры, когда я приезжал в Беларусь, мы вместе старались выбраться на рыбалку. Знаю, что кто-то из нашего двора спился. По именам всех из компании долго вспоминать, потому что нас очень много было.

 Мне кажется, 70-е — это такое «пацанское» время, когда дрались и выпивали. А вы всё про спорт.

— Я с алкоголем познакомился, наверное, одним из последних. Пацаны, конечно, выпивали, вечерами под гитару песни пели. Ходили драться, особенно часто на Лучёсу. Во двор и цыгане могли заглянуть. Всё было! Но так давно.

 Какой была площадь Победы в вашем детстве?

— Если честно, до того, как она стала площадью Победы, я не помню. Трамвай её как-то быстро пробегал. Копать ведь начали в начале 70-ых, к юбилею Победы, а я был совсем ребёнком. Я площадь всегда проезжал, когда ездил в музыкальную школу во дворец пионеров. Потом, когда на площади начались работы, пустили автобус вместо трамвая. В девятиэтажке на площади был магазин «Детский мир». А что было со стороны реки, я и не вспомню. Школа № 2 точно была. В ней девушка моя училась.

Хорошо помню аэродром, который был на месте микрорайонов Юг. Потому что ходил в садик в том районе. Частный сектор из старых разваленных домов стоял. Зимой на лыжах в том месте ходили в сторону Лучёсы. А вот проспекта Строителей не было вообще.

 Где проводили время юноши 70-ых?

— Мы в ресторан ходили в 15 лет! В «Аврору». Помню, однажды с ребятами со двора сходили разгрузить вагоны, заработали целых 50 рублей. У меня даже ещё паспорта не было. Всю ночь разгружали, и, наверное, тогда я понял, что лучше в хоккей играть.

 Где подростки занимались хоккеем в то время?

— ДЮСШ, две коробки. На стадионе «Динамо» заливали каток. Возможностей заниматься было много. Большие наборы 1965 года рождения, 1966, 1967, 1968. Мы всё время были в тройке по республике. Всё-таки север страны, традиции.

Как я в хоккей-то пошёл? Катался просто на коньках, а в 1972 году случилась эта супер серия между сборными СССР и Канады. На тот момент у меня волосы ещё были до плеч, зубы выбиты. Так меня и называли: «Канадец, канадец!».

 Нас уже приучили, что кругом построены ледовые дворцы. В ваше время были только обычные катки?

— Да, сами всё время чистили площадку. Это тяжело. Могли чистить час, потом кататься 10‒15 минут, и снова снег заваливал.

 О чём мечтали подростки Витебска вашего времени?

— Многие хотели уехать в Питер. Не в Москву, а именно в Питер. Из класса пару человек в Москву уехали, а почти все девочки в Петербург. Кто-то уехал в Минск. Не то, чтобы все мечтали уехать, но тот город был не таким, какой Витебск сейчас…

 Он стал лучше?

— Да. Мне он, конечно, и раньше нравился. Черняховка, Суворова. Просто наслаждался этими улицами. За последние годы для города сделали немало, а для хоккея – ничего. Проходит «Славянский базар», Витебск стал очень красивым, а что касается спорта…

Кстати, лет в 15‒16 хотел взять двойную фамилию – Ковалёв-Витебский. Тогда не решился, а сейчас жалею.

 То есть вы очень гордились своим городом?

— Да, безусловно. Однажды на Играх Доброй воли в США, когда все маленькие флажки в карту мира прикрепляли, я приколол к Витебску. Люблю свой город и стараюсь постоянно ездить сюда.

Автор текста: Андрей Козлов

25.08.2014 17:38, Спорт

 







IFMC 2017

Свята для мясцовых

Віцебскі арнамент