Футбол как отражение общества

31.03.2017 01:50, Спорт

Вратарь – полкоманды. Вратари – особая каста. Вратари – с пулей в голове. О самом загадочном футбольном амплуа, о стереотипах вокруг него, и, конечно же, о родном Витебске и «Витебске» рассказывает голкипер главной команды нашего города Дмитрий Гущенко.


Будто с гранатой в голове

− Начнём издалека. Мы знаем, что защитник «Витебска» Артём Скитов вырос в микрорайоне Юг-7. Где же вырос основной вратарь «Витебска»?

− Улица Терешковой. Там есть недалеко четвёртая школа, и возле неё футбольная коробка. Вот всё детство там и провёл.

− Расскажи, вдруг кто не знает, улица Терешковой – это стандартный «спальник»?

- Да, совершенно обычный. Мы росли одной компанией, в которой все увлекались футболом. И вместе пошли заниматься в СДЮШОР «Комсомолец» к тренеру Войтеховичу Владимиру Павловичу. Так всё и завертелось. Сначала просто игра. Сейчас – часть жизни.



− Из этой компании ты единственный, кто выбился в большой футбол?

− Да. Но, например, Виктор Петрашко работает детским тренером на «Комсомольце». Остальные в профессиях, не связанных с футболом.

− Вратари, как говорят, своеобразная каста. В детстве это в чём-то проявлялось?

− Да нет. Хотя я сам видел таких вратарей, которые постоянно ходят на своей волне, будто с гранатой в голове. Но, может быть, я плохой вратарь, раз считаю себя нормальным человеком : )

− Кто в белорусском футболе самый странный вратарь? Немало говорят про Андрея Горбунова.

− Я с ним особо не пересекался. Не то что бы он странный, но говорят, что у него какие-то есть свои ритуалы. В «Динамо» работали вместе с Александром Сулимой. Так он выходил на поле – и был настоящим воином. И не только на поле. Каждая тренировка – сражение, он готов «убить» любого. Мы с ним были конкурентами и очень мало общались.

− Вратари могут морально убивать своего конкурента по команде?

− Если такие склоки начинаются − это уже плохая команда. Микроклимат нужно поддерживать, пусть и играть хочется каждому. Делаем ведь общее дело. Сегодня играешь ты, а завтра может всё поменяться. А что касается Горбунова, то рассказывали, что его конкурентам было с ним всегда тяжело. Даже шутка ходила, что он порчу на вратарей наводит – куда ни приходил, становился первым номером. Но это могут быть только разговоры, не более.

− Ты знал историю, что Сергей Веремко на заре карьеры приезжал в «Витебск» на просмотр и не подошёл.

− Нет. Но всякое бывает. Ренан Брессан тоже «Витебску» однажды не подошёл.


Мужицкий «Мясокомбинат

− Твой первый профессиональный опыт – «Витебск» или легендарный «Мясокомбинат»?

− «Витебск». Мы закончили школу в «Комсомольце», меня взяли в дубль, хотя там сразу не получилось: играл Макс Моисеев, а я был на вторых ролях. И я ушёл в «Мясокомбинат» в аренду (мне тогда помог агент Валерий Исаев), где у меня была игровая практика. Там, правда, не было никакой дисциплины. Команда больше оказалось любительской, чем профессиональной.

− Мужицкого футбола удалось вкусить?

− Более чем. Но главное, что не перебрал, и вовремя ушёл. Потому что слишком уж он мужицкий был. Не все ребята профессионально к делу относились. Но мне удалось перетерпеть, а не слиться с толпой. Так бы моя карьера закончилась намного раньше. Истории? Однажды ехали на игру в Мосты, тогда с нами работал Сергей Ясинский, кстати. Мосты – это Гродненская область, ехать порядка восьми часов. И чем бы заняться? Ребята взяли какие-то полуторалитровые бутылки вина на розлив. Количество сумасшедшее! Когда приехали в Мосты, то команду пришлось выволакивать из автобуса, а ведь мы только на игру ехали. Один парень говорит: «А я на голове стоять умею». Команда выходит из автобуса, а он на голове и стоит напротив гостиницы. В общем, состав на половину поменяли – полупьяных на полутрезвых. 

− Провинившиеся смотрели с трибун?

− На скамейке запасных сидели. Думаю, им очень тяжело было. Один даже вышел на замену, который на голове стоял.

− «Мясокомбинат» − интересный проект был. Вы же даже в Кубке пошумели.

− Да, даже Жодино прошли. Но я тогда не играл. Игорь Довгялло был вратарем. Уровень был неплохой, футболисты, которые играли когда-то в Высшей лиге за «Витебск». Праслов, Бородавко. Поигравшие люди. Их футбольный век заканчивался, но они бросать любимое дело не хотели. И история, которую я рассказал, к ним отношения не имеет.

− Тогда реально футболисты вкалывали на предприятии «Мясокомбинат»?

− Я не работал – молодой был, ребят, кто постарше, устраивали работать на сам комбинат. Один, например, целый день таскал коровьи туши. А они ж сколько весят! А вечером на тренировку.

− Почему у той команды была такая короткая песня?

− Думаю, как и везде – всё упиралось в финансы. Настали тяжёлые времена, и мясокомбинат уже не смог в полной мере финансировать футбол. Потихоньку из первой лиги скатились на первенство области. А сейчас, я так понимаю, и там нет. Всё банально.

− Куда тебя дальше занесла судьба?

− В «Мясокомбинате» почувствовал взрослый футбол, и это мне действительно помогло. Помогло и то, что с нами тогда работал Сергей Михайлович Ясинский. Он ушёл зимой и на следующий сезон возглавил мозырьскую «Славию». Позвал к себе и витебских ребят, меня в том числе. Человек пять. Кто знает, если б Ясинскому не приглянулся, то, может быть, и играл бы в «Мясокомбинате». А так я провёл год в Мозыре, отыграл все игры сезона. Я приобрёл нужный опыт, на меня обратил внимание «Витебск». И вернул. В 2010-ом году.

− То есть ты пропустил то время, когда в витебский клуб вливались солидные деньги?

− Да.

− Но ощущались ли отголоски тех времён?

− Для меня – да. Моя зарплата увеличилась в три раза в сравнении с Мозырем.  На тот момент я был второй-третий вратарь. И то, что зарабатываю сейчас – примерно равная зарплата к тем цифрам.



− Ты пришёл в родной клуб, за который мечтал играть с детства. Голова не закружилась от всего, от зарплаты, от повышенного внимания?

− Нет, это не про меня. Я к такому отношусь спокойно. Да и денег же огромных не было. Что получал – всё тратил на спортивную экипировку, родителям старался сделать приятное. Когда пара удачных игр прошла, то стали в прессе много писать. Тяжело было тренироваться. Но, как правило, следующая игра опускала с небес на землю.

− Были ребята рядом с тобой, которые подхватывали «звездняк»?

− Не только в «Витебске». Например, начинают вызываться в молодёжную сборную, и карьера будто уже удалась. И, как правило, до взрослого футбола они уже не поднимались. Пропускали тренировки. Сейчас с ними общаюсь – жалеют, что ничего уже не вернуть. Были и в «Витебске» ребята из сборных разных возрастов, но начали акцент смещать в сторону гулянок. А сейчас они на задворках. 

− Мне кажется, что очевидно – если кто-то выпивает, то не может нормально играть в футбол. Почему пьют-то? Организм же работает хуже.

− Слабая воля. Наверное, кто-то не может сдержаться и дождаться выходного. Плюс, например, появились лёгкие деньги. У нас же менталитет: сразу нужно тратить, веселиться и гулять. Я не знаю, с чем это связано, но мне это непонятно. Смысл тогда тренироваться, если за один раз можно всё спустить.


Футбол –  отражение общества

− Агент Валерий Исаев сказал однажды, что футбол – это отражение общества. Как раз тот случай?

− В принципе, да. Ситуация в стране непростая. Но я бы не сказал, что у нас игра плохого качества в чемпионате. Проблемы в инфраструктуре – стадионы, трансляции, которые снимают одной камерой. Если сделать красивую обёртку, то и игра будет смотреться лучше. Не будут говорить, мол, кривоногие на поле вышли.

− То есть ты такие мнения часто слышишь. Черпаешь из интернета?

− На улице обычно не говорят, а в интернете да, пишут. Но раньше я читал чаще, и меня это расстраивало. Сейчас же просто улыбаюсь, всерьёз не воспринимаю это.

− Инстаграм у тебя есть?

− Нет. Я не любитель этого. Страницу во «ВКонтакте» я тоже удалил. Недавно снова добавился, но у меня там только 10 друзей. «ВК» мне нужен, чтобы посмотреть обзоры, новости, в других соц.сетях меня нет. Это не моё, не считаю нужным свои фотографии и свою жизнь выкладывать на всеобщее обозрение.

− У жены есть инстаграм?

− Да, но не такой продвинутый, как у многих жён футболистов. У неё всё спокойнее. Показушная жизнь, выдавать желаемое за действительное – это не нужно.

− «Жена футболиста» − своего рода мем. Согласен?

− Это смешно, в том числе и мне. Как вообще мужья разрешают выкладывать снимки полуголых жён? Для меня это было бы неприятно, если б мою жену обсуждала вся страна.

− Разве это не своего рода популяризация футбола?

− Это околофутбол. Не футбол. Ничего общего с ним нет.

− Есть мнение: футболист женится – заканчивает играть в футбол.

− Слышал такие рассуждения, но не понимаю, на чём они основываются. Я три года жил с будущей женой до свадьбы. И ничего не поменялось. Родился ребёнок – меньше стало времени на отдых, нужно помогать жене. В этом плане – да, тяжелее.

− Есть масса высказываний с заголовком «а раньше…». Раньше, мол, футбол был лучше, народ собирался на трибунах. Ты, как действующий футболист, ощущаешь, что к тебе есть какое-то внимание, допустим, когда ты идёшь просто по улицам родного города?

− Во-первых, я не такой выдающийся футболист, чтобы меня кто-то узнавал. Во-вторых, у нас нет такого интереса к футболу. Лишь пару плакатов висят в городе, да и на тех лиц толком не разберёшь. А вот дети, интересующиеся футболом, могут узнать, взять автограф. Но не более. Популярности точно нет. Исключение – футболисты БАТЭ. Потому что их много показывают по телевизору, но они это доказали своим делом. А мы ничего такого выдающегося не сделали, чтобы нас кто-то узнавал.

− Тебя расстраивает это?

- Футбол – это отражение общества. В Советском Союзе были простые человеческие радости, не было интернета. Не думаю, что тогда был запредельный уровень футбола, но народ ходил. А сейчас есть альтернатива, есть чем заняться помимо.



− То есть футбол проигрывает, допустим, какому-нибудь вечернему телеэфиру?

− Возможно. Интернет, телевизор. Раньше мы, когда маленькие были, просто бежали посмотреть на футболистов. Сейчас попробуй кого-то во дворы выгнать поиграть. Мамы ругали детей, что долго на улице гуляют. Сейчас – наоборот.

− Я с тобой одного поколения, одного года рождения. И тоже помню, как дворы в Витебске были наполнены. Что сломалось в нашем обществе?

− Всё упирается в развитие технологий. Даже моя дочка знает, как зайти на YouTube, и найти мультик. Детям уже ничего и не надо. Не было б интернета – были бы обычные человеческие радости.

− В детстве сразу в ворота встал?

- Да. Меня на футбол позвал парень со двора. Я был скромным, тренер спрашивает: «Кто хочет в ворота?», и я поднял руку, чтобы в сторонке постоять, а остальные, мол, пусть побегают. И в итоге не вышел с ворот. Правда, был один момент. Мне в детстве нравился Дэвид Бекхэм. Подошёл к своему тренеру и попросился полевым игроком, хотя в воротах уже года три стоял. На тайм он меня выпустил полузащитником, я помучился: не убежать и не отдать, и понял, что это глупая затея.


«Не может быть такого, чтобы человек – г...но, а футболист великолепный»

− Одно время ты варился в молодёжной сборной Георгия Кондратьева, которая позднее взяла медали молодёжного Евро и сыграла на Олимпийских играх. Действительно такая особенная команда?

− Состав подобрался очень серьёзный. И даже сейчас все в солидных клубах. Сейчас в молодёжной сборной далеко не все играют в основе команд высшей лиги. А тогда играли все. Я, например, вызывался как третий вратарь, и то уже играл в высшей лиге. Хороший год рождения получился – 1988-1989-ый. Георгий Петрович всех сплотил, и случилось чудо на чемпионате Европы. Перед этим были стыковые матчи. Мы на выезде проиграли итальянцам 0:2. Они приехали к нам, уже заказали ресторан, чтобы отпраздновать. Но вышло всё наоборот – мы победили. Не сказал бы, что дело в какой-то особенной химии командной, как это говорят, −  просто подобрался очень урожайный год.

До сих пор вспоминаю матч с испанцами на Евро-2011. Сейчас из этой команды все играют в мировых клубах, например, Давид де Хеа, Хуан Мата, а нам тогда в игре с ними не хватило пары минут, чтобы выйти в финал. Но противостояли им на равных.

− В национальную сборную тебя тоже вызвали.

- Дважды, но это даже неофициальные игры были. Первый раз позвали сразу из молодёжки, звал Берндт Штанге. Нужен был третий вратарь, если вдруг кто-то из двух основных получит травму. Даже не вызывали меня, а попросили подъехать после игры за молодёжную. Ну я и приехал, посмотрел на футбол.

− Из первого ряда.

− Да : ) А во второй раз были на сборах с «Белшиной» в Турции, и снова нужен был третий вратарь. Меня вызвали на игру с венграми. Хотя, как вызвали, позвали просто подъехать. Два дня поварился в той команде, посидел на замене, взял майку на память.

− Атмосферу успел ощутить?

- Мало кого знал, но всех видел по чемпионату Беларуси. Сашу Глеба впервые увидел. Запомнилось, что из всех футболистов он единственный поздоровался со мной. Потом я уезжал после игры, никто не заметил, а Глеб подошёл: «Ну что уезжаешь уже?». Говорю, мол, да. «Ну давай, удачи, до встречи», − ответил он. Чем выше уровень футболиста, тем лучше его человеческие качества. Всё взаимосвязано. Не может быть такого, чтобы человек – г...но, а футболист великолепный.

− Тебе приходилось в бытность вратарём минского «Динамо» общаться с Юрием Александровичем Чижом?

− Ни разу. Контракт подписывал со Валерием Стрельцовым (директор ФК «Динамо-Минск» − прим. автора), беседовал с замом Чижа – Владимиром Япринцевым. Он спрашивал, как обстоят дела в команде, нравится мне или не нравится, что лучше сделать.

− Когда переходил в «Динамо», не пугала тренерская чехарда? Попасть в итоге не под своего тренера?

− Тогда я был молодой. Сейчас уже думаю, что, может, и не стоило переходить. Подождать, возмужать. На тот момент у меня была психология ребёнка. В «Витебске» всё по-домашнему было. А в «Динамо» − жёсткая конкуренция, за место в составе загрызть готовы. В конкурентах у меня – Александр Сулима, и он своё место никому не хотел отдавать. Где водятся деньги – там каждый сам за себя. К этой ситуации я не был готов. Осадок, что рано уехал из «Витебска», остался. Хотя в тот год как раз витебляне вылетели из «вышки».



Витебский сломал витебского

− Как думаешь, какой эпизод из твоей динамовской карьеры вспоминают болельщики?

− Наверное, то злополучное столкновение с Виталием Родионовым (в матче между «Динамо» и БАТЭ Гущенко нанёс Родионову серьёзную травму − прим. автора). Что случилось, того уже не поменять. Мне обидно, что промолчал тогда. Отрицательно повлияли люди, которые тогда были рядом. Мне нужно было позвонить и с Виталиком всё уладить самому. Или встретиться с глазу на глаз. А я смалодушничал. Люди сказали – я сделал. Повёл себя неправильно. Но тех людей, которые меня подтолкнули, рядом со мной уже нет.

− Это агенты или футболисты?

− Это не футболисты.

− Витебский сломал витебского…

− Да, и судил витебский. Арбитр Денис Щербаков, который прописан в Минске, но сам из Витебска.

− В этом ракурсе тебе не высказывали претензии?

− Кто меня знает − скажет, что я это делал не специально. Моя техническая ошибка, пошёл до конца, и даже не понял сразу, что случилось. Сначала было расстройство от пропущенного мяча, а потом увидел разорванные гетры Родионова, и всё как в тумане. Смотрю, что Виктор Гончаренко на поле выбегает, чтобы меня растерзать. После этого в воротах играть было тяжело.

− Неужели это поворотный эпизод в твоей карьере?

− Не знаю, но, может быть, после этого в мой адрес пошло много негатива. Многое стало залетать в мои ворота: мяч, кажется, летит в руки, но потом − бах − и он в воротах. Объяснить я всё это не мог. Поддержка была только со стороны семьи, а больше нигде. Даже в клубе. Это тоже опыт. Может, после этого момента, с течением времени, я стал сильнее. Был неправ только в одном – в человеческих отношениях с Виталием.

− Общались с Родионовым после этого?

− Мы и до того момента сильно и не общались. Здороваемся, конечно. Хотя занимались у одного детского тренера в Витебске. Надеюсь, что он и его семья меня простили, потому что я много доставил им неприятностей… Ладно, давайте дальше.


Не контракт − филькина грамота

− Как ты вернулся в «Витебск»?

− На тот момент я был в «Белшине». И решение совместное созрело, тем более «Витебск» выходил в Высшую лигу. В Беларуси много команд одного уровня, и лучше уж играть дома. А в «Белшине» тогда были ещё и финансовые проблемы. Связались мы с Николаем Ивановичем Вайтюховским (директор «Витебск» - прим. автора) и Сергеем Александровичем Вехтевым (на тот момент главный тренер «Витебска» - прим.). Я хотел вернуться домой, и они меня хотели видеть.

− Говоришь, что в «Белшине» не платили. И ведь часто разговоры в футболе сводятся к деньгам. Первое − не расстраивает тебя, что разговоры сводятся к финансовому ракурсу? Второе − почему так часто клубы должны футболистам?

− Не расстраивает. Но футбол из-за финансовых задержек и обманов развиваться не будет. Такая на сегодня ситуация. Клубы не могут платить таких огромных денег, как раньше. «Витебск» в этом плане пошёл правильным путём − клуб платит не запредельные суммы, которые обещают в других командах, но и платит вовремя. И ты знаешь, что концу месяца у тебя будет определённая сумма. В «Белшине» обещали в три раза больше, чем в «Витебске». Но на карточку приходили копейки. То есть мы не знали, на что рассчитывать. Ты находишься в Бобруйске, а семья в Витебске, и тебе постоянно говорят: «Подожди ещё пару дней». И так несколько раз. Да, ты любишь футбол, но тебе уже не 15, и есть уже какие-то обязательства.

А то, что постоянно обманы… Да, есть такие клубные директоры. Зазывают футболистов, обещают большие контракты. А потом вписывают в контракт какой-нибудь пункт. Но как футболисты читают контракты? Я вообще ни один не читал полностью, просто подписывал. Деньги всё не приходят, потом подаёшь в суд, и оказывается, что ещё и суд проигрываешь. Потому что юристы составили контракты так, как выгодно клубу. Не контракт – филькина грамота.

− У тебя есть агент?

− Нет. И в Беларуси он сейчас не нужен. Молодому − может быть. Но как только ты начинаешь играть, то на тебя сами выйдут клубы. Хотя агенты ещё раньше выйдут : ) Говорят, что пробьют хорошие условия. Да, агенты нужны. Но в Беларуси все на виду и все друг друга знают. Я могу сам позвонить тренеру и сказать: «Возьмите меня в команду». И ничего не изменится, если у тебя есть агент. А потом я ещё 10 процентов зарплаты ему отдам. Одно время я работал с Валерием Владимировичем Исаевым. Спасибо ему. Тренер вратарей Цыркунов Григорий Михайлович, к сожалению, недавно ушедший из жизни, оказал на меня большее влияние, как на футболиста и человека, он тоже, кстати, пришел в клуб благодаря Исаеву.

− Ты в Витебске окончательно обосновался?

− Нет, я буду пытаться, пока есть силы и здоровье, подняться ещё на ступеньку вверх. Я не хочу успокаиваться и пребывать в зоне комфорта. Да, в «Витебске» неплохо. Но хочется попытаться опять подняться на порядок выше, как во времена «Динамо».

− У Артёма Скитова цель выиграть что-то именно с «Витебском». Ты пожелаешь ему удачи?

− Это хорошая цель, и я тоже хочу что-то с «Витебском» выиграть. Для меня главное выигрывать, и не так важно, с кем. Но с «Витебском» будет приятнее намного! Да и наши болельщики заждались чего-то большого. Не просто шестого места, хотя после последних результатов и это неплохой результат. Во многих автобиографиях футболистов читаю, что в идеале существует лишь первое место, остальное – ничто.

Текст: Андрей Козлов.
Фото: Юрий Бурякин, из личного архива Дмитрия Гущенко. 

31.03.2017 01:50, Спорт

футболфк витебскВитебск

 







Рабіце змеяў, бярыце коўдры

Витебский трансфер

Прастора в Витебске